Русский и польский народ, веками проживая по соседству, связаны столь многочисленными узами, что порой они становятся незаметными или кажутся такими естественными, что и в голову никому не придёт подозревать  чужое влияние или присутствие. Только под более пристальным взглядом эти взаимосвязи проявляются, иногда к большому изумлению  заинтересовавшихся. Когда прослеживаем русский вклад в польскую культуру, то во многом даже не подозреваем „русского” элемента. Все любители поэзии Яна Каспровича знают, что у него было две жены. И что первую, Ядвигу, увёл у него Станислав Пшибышевский, а вторая, Мария, была намного моложе его.

Да, Мария (Маруся) намного пережила своего супруга и долгие годы возглавляла дом-музей поэта „Харенда” (Harenda). Кое-кто что-то слышал о её русском происхождении, но подробности этого уже мало кому известны. А это ведь очень интересная история…

Познакомились они случайно в 1907 году в поезде из Рима в Неаполь. Разговаривали по-немецки. Ей было 20 лет, ему 47, но оба почувствовали взаимный интерес, ощутили ту таинственную искру, которая, пробегая в начале случайного, казалось бы, знакомства, сплавляет навсегда человеческие судьбы. Каспрович был  уже признанным в Польше поэтом, ректором Львовского университета. Барышню звали Марией Викторовной Буниной и она в обществе тётки-художницы путешествовала по Европе. После недолгого знакомства они расстались, очарованные друг другом. На два года. До опять совершенно случайной и недолгой встречи во Львове. А потом началась переписка: долгая и страстная, которая продолжалась следующие два года. За это время встретились они всего несколько раз.

Но когда Ян Каспрович в апреле 1911 года приехал в Петербург к родителям девушки просить её руки, он был уверен в её благосклонности. Родители дали согласие, и молодые поженились 30 сентября 1911 в Дрездене.

Молодая госпожа Каспрович была дочерью генерала Виктора Бунина, родственника известного уже тогда писателя Ивана Алексеевича Бунина. „Иван Бунин – это наш родственник по отцовской линии – довольно-таки близкий родственник – его кузен, а наш дядя,” – писала сестра Маруси Лидия Викторовна Свинина. Была ещё третья сестра Анна, называемая близкими Нетой.

Мария Бунина-Каспрович

Род Буниных имеет польские корни: его предком был дворянин Бунковский. Используют Бунины польский герб Бродзич: поле синее, в центре щита золотое кольцо, а на нём три золотых креста. России Бунины дали немало деятелей, как на поприще государственном, так и в области искусства, где особенно известны два поэта начала XIX века: Анна Бунина и Василий Жуковский, сын Афанасия Бунина и пленной турчанки Сальхи. Ну и Иван Алексеевич Бунин – первый русский лауреат Нобелевской премии по литературе.

Итак, медовый месяц молодая чета провела в Поронине, в столь любимых Каспровичем Татрах. Эти чудные горы полюбились и его молодой жене: они снимали квартиры то в Поронине, то в Белом Дунайце, но всё более сильным становилось желание приобрести в собственность дом в горах и жить там  постоянно. Мечта сбылась в конце 1923 года: Маруся и Ян купили красивый деревянный дом в Харенде, между Порониным и Закопане. Каспрович шутил, что в покупке дома сильно помог ему некий англичанин – некто Шекспир: на покупку дома ушёл весь гонорар за перевод полного собрания сочинений великого драматурга. Харенда стала их постоянным местом жительства. Поэт прожил там два оставшихся ему года, Маруся жила до своей смерти, до 1968 года.

Но ещё до переезда в собственный дом в жизни Каспровичей  произошли  два события, которые сегодня могут считаться историческими. Первый эпизод связан был с Владимиром Ильичом Ульяновым (партийная кличка „Ленин”). Когда летом 1914 года австрийские власти арестовали Ульянова как подозрительного русского, Каспрович способствовал освобождению его из тюрьмы в Новом Тарге и помог получить разрешение на свободный проезд семейства Ульяновых в Швейцарию. Ленин был настолько признателен польскому поэту, что лично поехал к нему в Белый Дунаец, чтобы выразить благодарность. А через шесть лет, в благодарность за оказанную услугу, Ленин лично позволил выпустить из советской России мать и сестру Маруси.

Мария Каспрович (первая справа) в окружении гостей на вилле „Харенда”

Второй раз история вошла в жизнь Каспровичей в 1923 году. Супруги поехали в Варшаву, где у поэта были какие-то дела. В это время Мария решила посетить открытие художественной выставки в залах Zachęta. В это же время в галерею прибыл первый польский президент Гавриил Нарутович, который шёл чуть впереди Маруси. Поневоле  она стала свидетельницей убийства Нарутовича – это настолько потрясло её, что Каспровичи бросили незаконченными все варшавские дела и немедленно отбыли в Поронин.

Яну Каспровичу недолго пришлось наслаждаться жизнью в собственном новом доме: он стал болеть и уже не вставал с постели. Молодая жена усердно ухаживала за ним, но Бог решил иначе: 1 августа 1926 года поэт скончался. Маруся осталась одна. Всю оставшуюся ей жизнь она решила посвятить делу укрепления славы и распространения поэзии своего покойного мужа. Через некоторое время к ней переехали мать с сестрой, но через год и матери не стало. Зато сестра, Анна Викторовна Бунина (Нета) осталась в Харенде навсегда, и уже после смерти Маруси именно она стала пожизненной хранительницей дома-музея.

Мария и Ян Каспровичи

Харенда притягивала многих литераторов и деятелей культуры. Маруся всем была рада, а некоторым даже оказывала посильную помощь.

Именно в её доме поселились „молодой русский поэт” (определение самой Марии в „Дневниках”) Михаил Хороманский с матерью, которым после бегства из советской России негде было жить. Хороманский со временем стал известным польским писателем („Zazdrość i medycyna”).

Весной 1927 года Харенду посетил русский поэт-символист Константин Бальмонт. Он переводил стихи Каспровича на русский язык. Бывали здесь Кароль Стрыенский, София Налковская, Генрих Ворцель (Куртыка) и другие.

Всесторонне одарённая вдова польского поэта вскоре сама стала известной писательницей. В 1932 году вышел из печати первый том её „Дневников” – книга, поразившая многих своей откровенностью, что ставилось автору в упрёк, но написанная талантливо. О содержании  говорит уже само её название: „Моя жизнь с Ним”. Александр Брикнер назвал „Дневники” „книгой, принадлежавшей двум литературам: русской и польской”. Оба тома „Дневников” Марии Каспрович переиздаются по сей день: недавно была опубликована интересная и очень удачная подборка текстов на самые важные для автора темы под заглавием „Spadające Księżyce”.

Любопытный эпизод произошёл в Харенде зимой 1945 года, когда вступившие в Закопане советские войска не только не разгромили дом Каспровичей (ведь жили-то в нём русские „белоэмигрантки”– „враги народа”), но стали всесторонне помогать сёстрам Буниным, в том числе и продуктами питания, лишь бы только очередные группы солдат могли услышать рассказ хозяйки о встречах с Лениным в 1914 г.

К знакомству с Марией стремились многие интеллигентские дамы из проживающих в Польше русских эмигранток. Между ними была и Нина Куликовская, тётка писателя Сергея Поволоцкого, жившая в послевоенное время в Лодзи.

Маруся Каспрович

Маруся Каспрович проживала в Харенде до конца своих дней. Скончалась она 12 декабря 1968 года в день сто восьмой годовщины рождения любимого мужа Яна. Прожила она в этом доме 45 лет, из которых только три года с поэтом. Но благодаря ей родилась и сохраняется легенда „Харенды” и память о её талантливом владельце. Мария Викторовна похоронена там же, в мавзолее, воздвигнутом ею в память поэта, рядом с ним.

Её сестра Анна Викторовна Бунина продолжала дело Маруси до октября 1975 года, когда и она умерла. Похоронена рядом с матерью на кладбище в Закопане.

Легенда Маруси, русской жены польского поэта, всё ещё жива. „Харенда” помогает в этом: ведь по сей день дом-музей посещают многочисленные экскурсанты, поклонники поэзии Каспровича. Его творчеству и его русской жене много тёплых страниц посвятила известный популяризатор польской литературы Барбара Вахович в своей замечательной книге „Czas nasturcji”. И эту книгу я рекомендую всем, кто заинтересуется этой темой.

Марк Цыбарт, журналист, Семятыче

Из выступления на III общепольской конференции „Русские в Польше на протяжении веков”, Белосток, 2012